толик с прибором (npubop) wrote,
толик с прибором
npubop

Советский миф о Квантунской армии

Начать придётся с того прискорбного обстоятельства, что советское командование не имело представления о подготовленных японцами оборонительных рубежах. Наступать приходилось наугад.

Время на наступления, особенно со стороны Приморья, было крайне неблагоприятным. В августе в Маньчжурии начинаются дожди. Реки разливаются и становятся непроходимыми, дороги раскисают. Поэтому японское командование ожидало советское наступление не ранее сентября. Советские пропагандисты разъясняют дело так, что секретное Ялтинское соглашение от 11 февраля 1945 года обязывало СССР вступить в войну не позднее 2-3 месяцев после капитуляции Германии. И поэтому СССР 8 августа 1945 года был вынужден официально присоединится к Потсдамской декларации глав правительств Соединенных Штатов, Соединенного Королевства и Китая о Японии от 26 июля 1945, и объявить войну Японии.

Надо ещё отметить, что СССР столкнулся с немалыми проблемами при переброске армии в Забайкалье и на Дальний Восток. В силу низкой пропускной способности единственной Транссибирской железной дороги и слабости местной инфраструктуры сосредоточить войска, боевую технику, боеприпасы, запасы топлива, грузовики и прочую амуницию за коротки срок было непросто. Эти фатальные логистические проблемы также объясняют, почему Япония не стала начинать войну против СССР. Даже если бы японская армия сумела быстро оккупировать Приморье и захватить узкую полосу территории вдоль Транссиба до Байкала, это мало что дало бы Японии и существенно не ослабило военный потенциал СССР.

Итак, ранним утром 9 августа советская армада начала наступление на Маньчжурию. Главная проблема для наступающей армии заключалась в том, что маньчжурская равнина окружена трудно проходимыми горами. Большие массы войск возможно провести лишь через узкие горные дефиле и перевалы. Советскому командованию пришлось наносить главные удары со стороны Забайкалья и Приморья вдоль железных дорог. Однако через границу шло всего по две узкоколейки.

Поэтому план японского командования заключался не в удержании сплошной линии фронта, а обороне укреплённых районов, прикрывающих основные дороги.

Советская армия успешно прорвала японские приграничные укрепления, но увязла в расположенной в 50-100 км от границы основой линии японской обороны. Собственно, это продвижение советской армии в первые дни на 100 км от границы и выдается советскими пропагандистами за разгром Квантунской армии.

Разгром Квантунской армии — образец подлинной молниеносной войны

Наступающая со стороны Приморья советская армия не сумела преодолеть японскую оборону и разлившиеся реки. Мосты японцы взорвали. Понтонные мосты навести не удалось. Понтоны застряли в бесконечных пробках из колонн военной техники, увязших в горах и на узких размытых дождями дорогах.

Наступление со стороны Забайкалья и Монголии также столкнулось с трудностями.

«Нельзя было надеяться и на то, что под прикрытием пехоты танки сумеют прорваться через теснины на Маньчжурскую равнину: попробуй прорвись, когда эти теснины и горные дороги окажутся забитыми самой пехотой и ее обозами». (Штеменко Сергей Матвеевич. Генеральный штаб в годы войны. Глава 15. Разгром Квантунской армии)

Поэтому было решено танковую армию провести в обход через перевалы Хингана караванными тропами. Наверх танк ещё мог как-то заползти (если не ломался по дороге). Но как танку съехать вниз по крутой горной дороге? Спускали с перевалов танки так: наверху сцепляли два танковых тягача, ползущий вниз танк удерживали на спуске лебедкой. С большим трудом горы удалось преодолеть, потеряв не менее половины танков (по причине поломок). И тут за горами выяснилось, что у танков закончилась солярка. Потому что там, где проползли танки, не могли пройти грузовики с горючим  и прочим материально-техническим снабжением для танковой армии. Пришлось подвозить солярку для танков самолётами. Хорошо, что к тому времени война уже закончилась.

Советские пропагандисты очень гордятся стремительным танковым маршем через Хинган. Но практической пользы от него не было. А всё потому что советские стратеги искони не дружат с логистикой.

* * *

Обратимся к хронологии. 6 и 9 августа США сбросили на японские города атомные бомбы. Вступление СССР в войну, разумеется, не прибавило японцам оптимизма. Поэтому на совещании 10 августа японское правительство решило прекратить сопротивление и принять условия Потсдамской декларации. За единственной оговоркой, что не должны быть ущемлены прерогативы императора как суверенного правителя Японии. 11 августа Вашингтон публично отверг японское условие и потребовал от Токио безоговорочной капитуляции. Однако, судя по дальнейшим событиям, закулисно американцы пообещали японцам сохранить священную особу императора как главу государства. 14 августа император издал указ о принятии Потсдамской декларации и отдал приказ японской армии прекратить сопротивление.

Таким образом, советская военная кампания против Квантунской армии длилась не более недели. И все те могучие удары советской армии, рассекающие и громящие Квантунскую армию, которые вы видите на советской карте, произошли уже после фактической капитуляции Японии. Продвижение советских войск вглубь Маньчжурии происходило лишь по мере капитуляции частей японской армии.

«В полосе наступления Забайкальского фронта против насчитывавших шестьсот тысяч человек советских частей оборонялись в трёх оседлавших основные дороги укрепрайонах примерно три дивизии японцев. Ни один из этих трёх укрепрайонов не был полностью подавлен до 19 августа; отдельные части там продолжали сопротивление до конца августа. Из защитников этих укрепрайонов в плен сдалось не более четверти — и только после того, как Император отдал приказ о капитуляции».

«Обойдя приграничные укрепрайоны, Забайкальский фронт наступал дальше в маршевом строю, не встречая никакого сопротивления: по приказу командования Квантунской армии следующая линия обороны была расположена более чем в 400 км от границы с Монголией. Когда части Забайкальского фронта достигли к 18 августа этой линии обороны, занимавшие её японские части уже капитулировали, получив императорский приказ».

«После 16 августа, когда в соединения поступил императорский указ о капитуляции, продублированный приказом командующего армией, никакого организованного сопротивления больше не было».

«Больше половины Квантунской армии ни в каких сражениях с советскими частями не участвовало вообще: к тому моменту, когда советские части добрались до этих частей, отошедших вглубь страны, они, в полном соответствии с императорским приказом, уже сложили оружие. А засевших в приграничных укрепрайонах японцев, которые связь с командованием потеряли в момент начала советского наступления и до которых приказ Императора о капитуляции не дошёл, выковыривали ещё неделю после того, как война уже закончилась».

Советские военные спешили оккупировать Маньчжурию и Корею, но не могли этого сделать из-за сопротивления японцев. Советские товарищи жаловалась на упрямых японцев американцам. Однако проблема заключалась в том, что находящиеся в окружении японские гарнизоны не получили приказ о капитуляции и продолжали сражаться. Но даже без противодействия японской армии продвижение советских частей шло крайне медленно.

«Темпы наступления гвардейской танковой армии упали. Танки и машины израсходовали запасы горючего, застревали в грязи и всё чаще ломались, отставали. Люди сутками шли без хлеба и горячей пищи. От города Тунляо на юго-восток танкисты продвигались по железнодорожному полотну, так как ливни размыли все грунтовые дороги».

Если танк ломался, его сбрасывали с железнодорожной насыпи, чтобы не останавливать остальную колонну. Можно себе представить, чем бы обернулось для советской армии полномасштабная война в Маньчжурии, если бы Япония не капитулировала. События определенно развивались по финскому сценарию 1939 года.

Естественно, тому обстоятельству, что советско-японская война продлилась не более недели можно только порадоваться. Однако прекращение боевых действий почему-то не устраивало советскую сторону. Советские продолжили войну с уже капитулировавшей Японией.

Так в ночь на 18 августа был начат штурм прилегающего к Камчатке острова Шумшу. Советские историки сообщают, что этот остров всегда был в тумане, и поэтому о его системе обороны советское командование не имело понятия. Высаживались на северной неохраняемой части острова. Десантные суда не смогли подойти к берегу, бойцы прыгали в ледяную воду за 100-200 метров от берега. Многие утонули. Продвигаясь вглубь острова, советский десант натолкнулся на японские силы. Начались ожесточены бои. На следующий день японские командующий выразил намерение сдаться (ведь Япония уже как пять дней капитулировала). Однако советские продолжали упорно штурмовать Шумшу. Наконец, 23 августа японцам удалось сдаться в советский плен. Нельзя понять, зачем советская армия штурмовала остров Шумшу, при этом неся громадные потери (официальные данные многократно занижены). Вслед за Шумшу сдались японские гарнизоны и других остров Курильской гряды. Умывшись русской кровью на Шумшу, остальные острова советские герои штурмовать не стали, а просто приняли капитуляцию.

По абсурдности героический штурм Шумшу превосходит даже штурм Берлина (конечно, события несравнимы по масштабам). Будучи советским школьником, я имел наивность спросить у своей учительницы истории, зачем надо было штурмовать, неся громадные потери, уже окружный и обречённый на капитуляцию Берлин. Вразумительного ответа у советских патриотов нэма до сих пор.

Хотя насчет штурма Шумшу имеется шизофреническое объяснение советских мотивов (приводится в научно-популярном фильме, со ссылки на который я начал статью). Дело, якобы, в том, что американцы обещали Сталину отдать японский остров Хоккайдо. Но затем переменили своё решение. И поэтому СССР стал опасаться, что и относительно Курильских островов Вашингтон переменит своё обещание, войдёт в сговор с японцами и Курильские острова оккупирует американская армия.

Откуда советские мудрецы взяли, что будто к СССР должен был отойти Хоккайдо, решительно не известно. Согласно п.8 Потсдамской декларации остров Хоккайдо должен оставаться под японским суверенитетом. Однако советские настаивают, что Сталин таки собирался оккупировать Хоккайдо. В это трудно поверить, поскольку СССР без проблем уступил союзникам ранее согласованные зоны оккупации Берлина, при штурме которого советская армия понесла громадные потери. Чего уж говорить про Хоккайдо, принимая во внимание, что в войне против Японии СССР сыграл второстепенную роль.

На Сахалине творился аналогичный советский абсурд. Остров штурмовали аж до 25 августа, хотя после 16 августа систематического сопротивления японцы не оказывали. Объяснение безумия вполне шизоидное:

«Несмотря на заявление о безоговорочной капитуляции, японские войска на острове продолжали сопротивление. Таково было требование японского правительства. Оно пыталось выиграть время для последнего акта ограбления фактически уже потерянной им южносахалинской колонии. Десант в порт Отомари (Корсаков) 25 августа, через который в основном осуществлялись эвакуация и вывоз материальных ценностей, был последним актом боевых действий на острове. В итоге проведенной операции было взято в плен 18 320 японских солдат и офицеров».

Действительно, японцы стремились эвакуировать своих людей, чтобы избавить их от коммунистического рабства. Захваченных японцев советские победители отправляли в концлагеря на территории СССР. Там их использовали в качестве рабов. Рабский труд немецких пленных оправдывался тем, что они должны были возместить причинный ущерб. Однако никакого правого и морального оправдания порабощению сдавшихся японцев не имелось. Ведь Япония не вторгались в СССР. И хуже того, советские товарищи подло нарушили обязательства Потсдамской декларации, в п.9 которой было торжественно обещано, что «японским вооруженным силам после того, как они будут разоружены, будет разрешено вернуться к своим очагам с возможностью вести мирную трудовую жизнь». Другие державы победители обязательства перед японцами исполнили.

До сих пор не известно, сколько человек было угнано с оккупированных территорий Маньчжурии и Кореи в коммунистическое рабство. Советские источники сообщают, что более миллиона человек. Труд японских рабов использовался по всему СССР, даже в Грузии и на Украине. В 1950 году СССР официально объявил об окончательной репатриация японских военнопленных. Солгал. Японцев возвращали из советского рабства до 1956 года. По советским данным, угнано в СССР было свыше 600 тысяч японцев, возращено на родину 500 тысяч. Остальные погибли в СССР. Прочие приблизительно полмиллиона пленников, отправленных на территорию СССР, это маньчжуры и корейцы. Их судьба не известна.

Кроме коммунистических рабовладельческих инстинктов, в отправке сотен тысяч японцев в советские концлагеря присутствовал и далеко идущий политический умысел. Из японских рабов готовили кадры для социалистической Японии (а из маньчжурских и корейских – соответственно для Китая и Кореи).

 

«… оперативные работники всячески старались взять с японцев подписку о сотрудничестве с советской разведкой после возвращения домой. Политработники же стремились заполучить от японцев письменные обязательства, что те в Японии будут восхвалять образ жизни в СССР и вступят в Коммунистическую партию Японии».

 

«Благодарственное письмо Генералиссимусу Советского Союза И. В. Сталину от военнопленных японцев», 7 ноября 1949 года.

«Великому вождю советского народа, отцу и учителю трудящихся всего мира, лучшему другу японского народа Генералиссимусу СТАЛИНУ

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Мы, военнопленные бывшей японской армии, посылая это письмо, вы­ражаем Вам, величайшему гению человечества, путеводной звезде трудящих­ся всего мира, а через Вас - Советскому Правительству и всему советскому народу, нашу глубочайшую, идущую от самого сердца благодарность за все светлое, все хорошее, что мы получили в великой советской стране.

Четыре года нашего пребывания в Советском Союзе, в течение кото­рых мы были окружены Вашей заботой и заботой Ваших учеников, люби­мых детей - советских граждан, офицеров и солдат Советской Армии, яви­лись для нас подлинной школой демократии. Эти годы навсегда останутся в нашей памяти».

«… В Сибири мы не нашли никакой “ледяной пустыни”. В чистых, благо­устроенных столовых мы получаем высококалорийную пищу, командование лагерей заботится даже о том, чтобы нам готовили японские национальные блюда. Кроме того, за выполненную работу каждый месяц мы получаем денежное вознаграждение и премии. Во многих лагерях для нас организованы магазины и ларьки, где продаются всевозможные гастрономические товары и предметы широкого потребления, а в последнее время открыты для нас даже небольшие рестораны. Раз в неделю мы ходим в баню и меняем белье, у нас есть хорошо оборудованные бани и прачечные. Регулярно, раз в месяц, советские врачи проводят тщательный медицинский осмотр. Что касается лагерных госпиталей с их медицинским оборудованием, то надо сказать, что на родине мы могли только мечтать об этом. В госпиталях есть все необходимое для медицинского обслуживания.

У нас в лагерях есть свои дома отдыха. Они красиво, культурно оборудованы... Это совершенно невозможная вещь не только в лагерях военнопленных..., но недостижимо вообще для всех трудящихся капиталистических стран, в частности, для японских трудящихся.

При самом пылком воображении нашу жизнь в Советском Союзе нельзя назвать жизнью военнопленных. Это жизнь, полная радости..., свободная и обеспеченная..., в близкой и тесной дружбе с советскими людьми...

Однако наша жизнь богата не только в смысле материальном. У нас в лагерях есть клубы и кружки художественной самодеятельности...»

«Когда мы вспоминаем, какими были четыре года назад, мы поражаемся огромной перемене, происшедшей с нами».

«Мы недавно отпраздновали первую годовщину создания у нас антифашистских комитетов. Антифашистские комитеты помогли нам создать активную политическую и культурную жизнь в наших лагерях. Создание антифашистских комитетов было большой радостью для нас, бесправных солдат...

Только в Советском Союзе - стране социализма - мы ... обрели свободу и познали демократию».

«В то время, как Япония, управляемая кучкой предателей и реакционеров, все больше погружается в пучину бедствий и разрухи, в Советском Союзе, вынесшем на своих плечах основную тяжесть минувшей войны, уже несколько раз было произведено снижение цен, изо дня в день повышается жизненный уровень трудящихся. В этом мы видим огромное превосходство коммунистической системы над капиталистической и Вашу отеческую заботу о трудящихся...»

«Все мы - военнопленные - с восхищением смотрели на советскую деревню, снабженную тракторами, комбайнами и другой передовой сельскохозяйственной техникой. Колхозы богатой и изобильной деревни ... вызвали зависть у нас, когда мы вспоминали нашу родину, где в вечном страхе перед засухой и наводнением, в страхе перед возможностью лишиться земли, на мизерных лоскутах полей, изнывая под гнетом помещиков и полиции, в вечной нужде и темноте, с утра до поздней ночи трудятся японские крестьяне с тем, чтобы потом плоды их труда ушли на уплату налогов и в карман помещику...»

«Дорогой Иосиф Виссарионович! Мы уже не те, какими были раньше. Мы навсегда порвали с нашим позорным прошлым, японским империализмом и реакцией. Мы с гордостью считаем себя составной частью лагеря демократии и социализма, бойцами армии мира. Мы готовы выполнять наш священный долг - бороться до последней капли крови за мир, демократию и национальную независимость своей родины.

Мы знаем теперь, что нам делать. Мы будем бороться за демократическое преобразование Японии. Мы свяжем свою судьбу с народом. Мы найдем наше место в рядах национально-демократического фронта и под руководством японской коммунистической партии будем бороться за счастье японских трудящихся, за мир, демократию и национальную независимость Японии».

«Самым замечательным периодом в нашей жизни мы считаем годы нашего пребывания в Советском Союзе...»

"Так, текст письма военнопленных японцев, обращенного к Генералиссимусу И.В. Сталину, вышит на шелковом полотне длиною в 26 метров и имеет 14 000 иероглифов. Постамент для письма изображает скульптурную группу знаменосцев, исполненную резьбой по дереву. Письмо подписано 66.434 японскими военнопленными.

В этом письме военнопленные японцы пишут:

"В Советском Союзе мы впервые стали духовно свободными людьми и познали правду.

Покидая великую страну победившего социализма, мы торжественно клянемся народу великого социалистического государства и вам, любимый отец и гениальный учитель трудящихся всего мира, что мы будем самоотверженно бороться за нерушимую дружбу между японским народом и народами Советского Союза потому, что только она может принести нашему народу счастье, национальную независимость и мир, свободу и демократию. Мы знаем, что коренные интересы японского народа и народов Советского Союза полностью совпадают.

Мы расскажем японским трудящимся правду о социалистической стране, чтобы разбить вдребезги антисоветскую и антикоммунистическую демагогию, распространяемую американскими империалистами и продажными японскими реакционерами.

Мы клянемся, что ни американским империалистам, ни японским милитаристам не превратить нас вновь в своих послушных солдат, выполняющих их преступные замыслы. Пусть перевернется вся земля, но мы не нарушим нашей клятвы - никогда и ни при каких обстоятельствах не поднимать оружия против государства рабочих и крестьян, против Советской Армии - освободительницы…"

 

Так на практике воспитывается советский патриотизм и вера в социалистически идеалы. С известным результатом.

</div>

Утащил отсюда. Любил я ватный трёп про "блестящий и быстрый разгром квантунской армии, которую США очень боялись".

Заявленные кацапами новые цифры о количестве погибших советских граждан во время ВМВ (кажется 42 млн было озвучено, напомню, что Сталин начинал пиздеть, что СССР потерял 7 млн, не больше), только подтверждает, что война с Германией и Финляндией это было забрасывание трупами. СССР очень повезло, что Япония соблюдала двусторонний договор (а кацапы как обычно его вероломно нарушили).
Tags: Война, СССР, Япония!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 193 comments