толик с прибором (npubop) wrote,
толик с прибором
npubop

Categories:

украина

Я неоднократно тут в комментариях указывал брызжущим слюньми ватникам, что прежде чем рассказывать мне что-либо про Украину, нужно, хотя бы, по этой Украине поездить. По разным регионам, посмотреть своими глазами, побухать, пошляться, с людьми поговорить. А вот тогда уже можно и пытаться что-то кому-то рассказывать.

Я три года назад вдруг понял, что во многих городах своей страны я был уже давно и мало что об этом помню, а есть и такие города, в которых я не был вообще. Ну и поскольку времени и денег у меня дохуя, то я взял и без лишней спешки за полтора года объехал все областные центры и некоторые города поменьше. Приезжал я иногда с друзьями, иногда к друзьям, а иногда путешествовал в одиночестве. Ходил, смотрел, веселился, общался. Вроде, все что хотел увидеть – увидел, мнение составил, любопытство свое удовлетворил. И теперь карта Украины для меня – как живая. Вот, тыкаю в населенные пункты пальцем – и тут же какая-то ассоциация, картинка, история или образ.

Винница – я так и не понял, как меня в последний приезд угараздило остановиться, наверное, в самом хуевом отеле во всей Виннице. Купился на название, «Савой», что-то такое в мозгу щелкнуло, из детства, и меня перемкнуло. Зато потом был реальный катарсис с утра, когда парни уже к Виннице подъезжали, позвонили, спрашивают, мол, где я остановился, куда им ехать. А я с утра упоролся уже и выдаю им: «Название гостиницы как бы отвечает на вопрос: кем бы мы все хотели стать в следующей жизни!». А они тут же и выдают в ответ: «Савой!». Там же я спохватился, что раз уж так или иначе колесим по Украине, то можно было бы писать рецензии на завтраки в гостиницах, потому что это реально тема была, но обломался, потому что уже две трети объехал к тому времени, не вспоминать же, в самом деле, что там было до этого, да и фоточки, опять же, не сделаны.

Днепропетровск – я реально охуел от того, что там ходит метро, аж присел от неожиданности. Раз пять уже там был, а на шестой вдруг обнаружил, что есть метро. Сутки ходил пришибленный. Меня всегда Днепропетровск смущал своей застройкой и планированием дорожного движения, мне кажется что это самый адский пиздец среди всех украинских городов. Но, с другой, стороны, там же есть и парк Шевченко, и Монастырский остров. И вся эта очаровательная космонавтика. А, еще ж зеленый асфальт на трассе, очень мне нравится.

Донецк – город в котором рано утром сложно найти хороший завтрак. Заведения все начинают хуй знает когда работать, еле нашел одно которое в девять раздупляется. Так я блядь умирать буду тот луковый суп буду помнить, миска мелко нарезанного чуть приваренного лука. А поскольку это было с понтом дела французское заведение, то там из бухла было только вино и коньяк. Но видно, видно, город старается! Особенно этот эль в пивоварне Юза, такой как мне нравится, чисто ньюкасл браун эль, только еще вкуснее!

Житомир – ну конечно же филармония! И общественный сортир на автовокзале, это именно пиздец был, сейчас не знаю как там. Я беззастенчиво всегда врал житомирским девочкам из филармонии, ну, в широком смысле слова из филармонии, что лично написал «Шопен – чмо» на всю стену этого сортира. Работало всегда это вранье безотказно. Вы уж, девчонки, простите старика.

Запорожье – почти в каждом кабаке в меню есть блюда из нутрии. И, хотя, чего я только в той же Азии не пробовал, чего-то на нутрию у меня ни разу так и не встал. С другой стороны, оно и понятно, в Азии тоже со старта на всю эту экзотику не кидаешься, начинаешь день на третий-четвертый употреблять. А Запорожье не Азия, тут я надолго обычно не задерживался. Как и Днепропетровск и другие города, расположенные на Днепре, Запорожье не может не понравиться, несмотря на ебучую улицу Ленина, по которой толком ни проехать, ни пройтись. Зато я как-то там смеха ради вышел в ночь искать чай, чаю мне захотелось. И обнаружил, что между улицей Ленина и улицей Победы, которые там как буква «ф», где Ленина – это палочка, а Победы – кружок вокруг нее, так вот внутри этого кружка, фактически, один сплошной двор с хрущевками, а это нихуя себе какая площадь. Кустики, тропинки, скамеечки, площадочки, опа-мать – ночной ларек, опять тропиночки-скамеечки. И за ночь я конечно там насмотрелся, напрягался время от времени даже, потому что ходил с бабой. Сам-то я всегда съебаться смогу, а бабу куда девать?

Ивано-Франковск – я там как-то охуительно накидался с Олегом Ивановичем, а потом вернулся в съемную хату и понял, что это реальная порностудия. Там одна большая комната была, с характерными диванчиками и пуфиками, за стеклянной стеной – сральня и ванная, все как на ладони, и еще одна маленькая комнатка, как раз для аматорских жанров. Причем я уверен, что эти интерьеры в каких-то роликах видел, настолько оно все типичное.

Киев – родина, блядь, хули уж тут, столько ассоциаций сразу, что аж затылок ломит.

Кировоград – от Кировограда я не ожидал ничего, абсолютно ничего и ехал туда даже без особого желания, просто раз уже решил все объехать, то нехуй увиливать. А город оказался охуенным, уютным. Я там когда убитый вышел к набережной, то высадился, потому что река Ингул там заделана в бетон, высота берегов метра три, а ограждений нет. И я так отчетливо себе представил, как я сейчас угандошенный теряю равновесие и потом плыву-бреду хуй знает сколько чтобы из этой реки выбраться. А потом я еще погулял в заброшенном парке Пушкина и пришлось срочно попускаться гигантскими чебуреками, нигде таких больших не ел и не видел.

Луганск – те кто считают, что в Луганске нихуя хорошего вообще нет – ошибаются. В Луганске, в пивоварне, которая, если не ошибаюсь, чуть выше основной достопримечательности, двух танков времен первой мировой войны, там еще в этой пивоварне живые рокеры играли, так вот – там была самая охрененная хреновуха которую я пил не то, что в этих поездках по Украине, а, по-моему, и вообще в жизни. Так что нехуй на Луганск гнать.

Луцк – там в кабаке возле замка мы брали абсолютно ебаническую зубровку, по цене хорошего синглмолта, она там еще продается только целыми бутылками. Ну ок, ок, не очень хорошего синглмолта. И там во время застолья помню меня до глубины души поразила история про английского короля Иоанна, который загнал в подкоп под замком сорок жирнейших свиней, которых спалил к хуям и через это обрушил крепостную стену. После этого я пересказывал эту историю всем подряд, по поводу и без повода, множество раз, а потом как-то так выяснилось, что это была история не про Луцкий замок вовсе.

Львов – эталонный город для алко-гастро тура, к тому же единственный город в котором за эти поездки попиздился. А еще было прикольно когда в каком-то подземельном кабаке, в котором я заблудился и искал выход, наткнулся на двух, как оказалось впоследствии, то ли студенток художественного института, то ли просто студенток и художниц одновременно. Они рисовали светящейся в УФ-диапазоне краской себе кости на руках, чтобы на какую-то вечеруху пойти типа хелловина. Я когда въехал в тему, сказал им шоб мне на ебале череп нарисовали. Такой, пострашнее. Ну, чтобы с ними на вечеринку пойти и всех там победить. Они еще предупредили, что рисунок надолго останется. Ну так и заебись, ответил я им тогда. Потом, короче, еще пили, девчонки те потерялись, ни на какую вечеринку я, соответственно, не попал. А потом когда в Киев вернулся уже, зашел в гадюшник один, там на входе все такое модное, стильное, ультрафиолет ебашит. Не спиздели, короче, художницы. Риспект им.

Николаев – я туда почему-то все время припираюсь на ночь глядя, поэтому и первое что в голову приходит – ночь, река внизу, и парк большой, если как следует угандошиться, то и вовсе бесконечный этот парк. Да и вообще, с точки зрения походить Николаев очень располагает. Хоть Николаев и не на Днепре, но Южный Буг там очень хорош, и Ингул же именно там в Южный Буг впадает. Город на большой реке или у моря всегда хорош, я вам точно говорю, в таком городе всегда есть где душою отдохнуть. А еще я охуел там реально от граффити, там где баба на всю стену и ее какой-то злодей режет. Интересно, сохранилось ли еще.

Одесса – Одесса это висеть, Львов и Одесса – абсолютно разные города, но сходны в одном – это идеальные города, чтобы заехать на пару дней, на неделю максимум, и после этого уползти домой, опустошенным, изможденным, но перешедшим на следующий уровень. Причем это я все про висеть просто, не заезжая в Аркадию. А вот если в Аркадию заехать… Если черти занесли в Аркадию, то это значит что начался пиздец. Даже если заехать и сразу сбежать, на минутку буквально – все равно пиздец. Каждый раз когда думаю ехать в Одессу – охаю. От ужаса и предвкушения.

Полтава – как-то раз в Полтаве мы выпили всю текилу. Компания хорошая подобралась, засели в кабаке и давай хуярить. Так сначала новые бутылки быстро приносили, потом за ними начали куда-то бегать, с каждым разом, судя по времени, все дальше, потом убежали очень надолго, принесли сразу несколько и сказали что больше текилы в городе нет. Мы потом и так на них нависали, и эдак, и нихуя. Они реально сами расстроены были, даже звонили куда-то, но нихуя порешать не смогли.

Ровно - в Ровно, в принципе, охуенно, но, почему-то, все дохуя пиздят. Я, помню, еще когда подъезжал, километров за двадцать, перезвонил, мол, а куда ехать-то. И мне сука семь минут рассказывали что надо проехать автовокзал и на первом светофоре свернуть направо. Семь ебаных минут, с такими подробностями, что у меня аж голова закружилась, пришлось останавливаться. Всего я в тот вечер пообщался с четырьмя жителями Ровно, и каждый раз такая же хуйня. Обоим таксистам пришлось чуть ли не руками пасти затыкать, чтобы этот треск прекратить. А официантка в ответ на сухое: "Меню, пожалуйста!", разразилась какой-то психоделической вообще тирадой, я так и не понял о чем она хотела мне сказать и, главное, зачем. Реально, в Ровно тогда было соотношение исходящего и входящего трафика в пиздеже где-то сорок к одному, не в мою пользу, я этого не люблю. А так – охуенно.

Севастополь. Конечно, с одной стороны – Севастополь это эпицентр и квинтэссенция советского долбоебизма, который придает всему крымскому этот неповторимый оттенок, душок, который ни с чем нельзя перепутать. Я как-то аж сложился от хохота перед афишей «утренника во славу русского народа, концерта ансамбля песни и пляски черноморского флота России», и такого добра там хватает. Но с другой стороны - Севастополь красив. А мог бы быть еще красивее, если бы поменьше был озабочен ностальгией по жизни в советской семье.

Симферополь – ворота в Крым, точка входа. С него всегда все начинается, им все и заканчивается. Даже если ты не десантируешься с поезда или самолета, а приезжаешь в Крым на машине. Потому что после того, как ты просвистишь перешеек, тебе нужно будет еще сотню километров хуячить через степь, в которой вообще нихуя нет. Зато когда села начинаются одно за другим перед Симферополем, то знаешь, вот, уже почти приехал, уже Крым. А еще помню как застрял в Симферопольском аэропорту, в 2010-м кажется, когда там микро-авария приключилась, ходил нажирался по кругу между кабаками и в одном натолкнулся на кацапа, который требовал, чтобы ему приготовили куриную лапу. Утомленно и снисходительно раз за разом повторял: «Чо, лапа куриная есть, чо? Можно мне лапу куриную приготовить, чо?»

Сумы – город в котором реально проблема пожрать. А в центровом кабаке в отеле, в котором я жрал уже дважды и очень не хотел возвращаться туда в третий раз, на меня еще и нависли чтобы я оставил верхнюю одежду в гардеробе. Я им «Бля, ебанитесь, у меня тут в карманах лаве и наркотики, вы за них отвечать будете?» А они «Если хозяин увидит верхнюю одежду в зале нам всем пиздец будет!». Ну чисто «Я їм – «Пустіть!», бля, а вони – «Халва!», бля!». Пиздец конечно какой-то. Зато Сумы это единственный город с мэром которого я бухал, причем не один раз.

Тернополь – все же, как ни банально, озеро. Все у меня всегда вокруг него крутилось, во все приезды. Я даже как-то спиздел в жж, что периметр озера – как раз десять тысяч метров, очень удобно десяточку хуярить. К сожалению, этот пиздеж наши СМИ не подхватили и не раздули. В отличии от выложенных как-то фото дворца тайского короля, которые я выдал за дачу ялтинского главного налоговика, о чем тут же с удовольствием и написали отдельные новостные ресурсы.

Ужгород – город в котором на летней площадке какого-то кабака над Ужом на весь квартал хуярил Massive attack, «Evolution revolution love». Так я сразу в Ужгород и влюбился, очень охуенно мне там было. А еще там почему-то мой Интертелеком такой канал давал в гостинице в номере, что аж ноутбук разрывало, нигде больше такого коннекта я не видел.

Харьков – нравится застройкой, скромным очарованием советской архитектуры. Хотя я и подозреваю, что именно жить постоянно в Харькове должно быть хорошо, гораздо лучше, чем во многих других городах, но в Харькове я почему-то очень быстро начинаю кручиниться, стараюсь съебаться поскорее. Возможно это потому, что именно в Харькове, в середине девяностых, я впервые увидел и полностью осознал, что значит именно кручиниться. Там рядом с Дворцом спорта, возле выхода из метро была гостиница «Турист», страшная как весь пиздец. За несколько часов до поезда, когда я забежал в номер за сумкой, мне как раз подселили русского дальнобойщика. «Пять суток на таможне простоял», как-то очень спокойно и мягко проговорил он, доставая из полиэтиленовых пакетов водку, пиво и колбасу. Разливал он в чашки, единственную найденную в номере посуду. «Понапридумывали таможен этих, ну вот кому они нужны?», вслух удивлялся он, интонации у него были задушевные и очень печальные. Бутылки как раз на четыре чашки хватало, на два раза выпить. Поэтому пока я думал как бы так свалить поделикатнее, чтобы хорошего человека не обидеть, закончилась вторая бутылка и он открыл третью. Одна бутылка – десять минут, или даже меньше. «У меня сынишка маленький совсем, доктора говорят, что сердечко слабое», неожиданно сообщил он. «Я вот не понимаю, как это такой маленький, а уже сердечко слабое. А я пять суток на этой таможне простоял…». Он потянулся за четвертой бутылкой, но я решительно встал, как можно убедительнее проговорил: «Чувак, бросай эту работу и ищи другую. Ты сильный, ты справишься» и пошел блевать. Когда я снова зашел в комнату, чтобы взять сумку, он сидел свесив голову и обхватив ее руками и медленно раскачивался из стороны в сторону.

Херсон – на первом курсе нас возили в колхоз в Херсонскую область. Поэтому Херсон был нашим Лас-Вегасом. После того, как пять дней жрешь самогон, то на поле, то в общежитии в селе, Херсон на выходных поражал. Мы врывались в него чтобы потратить все, что удалось заработать, выиграть в карты и вытрясти из родственников по почте, слить все вчистую и вернуться к самогону в село. Хотя, конечно, на самом деле Херсон гораздо меньше и тише, чем мне вспоминается. И гораздо лучше. И, конечно, гостиница «Меридиан» на речном вокзале, в которой тканью обшиты не только стены, но и потолки. Я там остановился из ностальгических соображений опять же, в студенчестве квасишь там, с корабликами рядом, а тут – гостиница, какой-то другой мир. С этой гостиницей, кстати, классическое просто подтверждение того, что нехуй взрослым гоняться за тем, чего в детстве недополучил.

Хмельницкий – когда проходил по дамбе, открывшийся вид меня очень зацепил. Темно уже было, а там внизу огоньки какие-то, манящие. Я долго втыкал, а потом не выдержал и пошел вниз. И лазил там всю ночь, в кабаки заходил, с рыбаками добазарился, чтобы на другой берег перевезли и снова лазил. Утром ноги аж отваливались, но был счастлив. Душевный город, форпост Западной Украины, со всеми характерными для Западной Украины ментально-архитектурными особенностями.

Черкассы – город, в котором я постоянно охуевал. Сначала потому что поселился в мотеле за городом, где мне все напоминало декорации к «Твин пикс», не столько по виду, сколько по духу, ну так мне вот казалось, я даже за завтраком когда просил себе кофе, то, отпивая, громко провозглашал: «Дамн гуд кофи!». И после паузы добавлял: «Энд хот!!!». А потом я охуел когда шлялся в окрестностях Днепра и обнаружил буддистский храм. Реально в лесу пагоды, красное с золотым, драконы, а лес еще такой густой очень, будто джунгли. Так я мигом и перенесся из Твин пикса в Азию, абсолютно охуевший. Наверное, потому и ухитрился проебать уже возле самого Днепра самый большой в мире лежачий полицейский. Никогда так сильно не бился головой в потолок машины, там реально сугроб в метр высотой был.

Чернигов – там есть какой-то типа «Интурист», не помню точно, как называется. В середине девяностых ЧАЭС проводило какое-то очередное мероприятие и всех почему-то селило в Чернигове, в этой гостинице. Я там каждое утро для разгона выжирал весь минибар, а потом куда-то везли, то на станцию, то в Припять, то еще куда. А в последний день я забил возвращаться и съебался в Киев. До сих пор прохожу мимо этой гостиницы и думаю, как там тогда с мини-баром разрулили, кого выебали, у кого из зарплаты высчитали.

Черновцы – кстати спиздел, что только во Львове пиздились. В Черновцах мы толкались с охранниками, но минимально. Там то ли рок-кафе, то ли что-то в этом роде. Молодежь на него очень дрочит, на этот клуб. Прорывается туда правдами и неправдами, а догоняется в рыгаловках, которые напротив, по периметру скверика. Вот после того как охрану этого рок-кафе нахуй послали, потом нахуй послали охрану магазинчика напротив, мы зацепили тьолочек и поехали смотреть Черновицкий университет, даром что ночь была. Тьолочки с нас всыкались и все недоумевали, что мы там смотреть хотим. И таксист тоже удивился. Когда приехали, то поняли почему так. Университет ночью вообще не подсвечивается. Может на праздники какие и включают что-то, хуй его знает. Но той ночью смешно было, университета не было видно вообще, даже силуэта. А мы губу раскатали походить по территории, повтыкать. «Чего ж вы не предупредили, что это порожняк?!» - «Да мы ж и говорили, что зачем его смотреть ехать!». А еще таксист который вез, сказал что Черновцы это мусорской город и долго это обосновывал, имена называл, схемы какие-то расписывал. Хуй знает, я как-то не ощутил, чтобы именно мусорской, охуенный город, красивый очень.

Вот это я только по областным городам прошелся. А есть же еще например Кривой Рог, в котором меня послали из гостиницы менять сто баксов в супермаркет, до которого полчаса пешком хуярить, а из того супермаркета меня послали в другой супермаркет, до которого хуярить полчаса на трамвае. Так самое смешное, что когда я зашел во второй супермаркет, то навстречу мне выбежал охранник и какая-то баба с криками: «Это вам надо доллары поменять?». Или есть еще например Каменец-Подольский, в котором я бы хотел пожить неделю-две, а то и больше, пописать телег. И Днепродзержинск, в котором я чуть умом не тронулся от промзоны. И десятки городов на Западной Украине, и в Крыму, и на Донбассе. И Вышгород, если вы понимаете, о чем я. Все их помню, все в моем сердце остались навсегда.

Когда я в итоге объехал все области, то написал в жж: «Итак, я объехал за этот год, как и собирался, все областные центры Украины и посетил некоторые населенные пункты по дороге. Покрыл, так сказать, страну. Много общался, смотрел, как живут люди в разных городах, наблюдал, делал выводы. И понимаю, что ответ на вопрос о том, что нас всех объединяет, какая единая идея может встряхнуть всю страну и повести ее в светлое будущее, какое оно будет, наше общее будущее, звучит так: ХУЙ ЕГО ЗНАЕТ.»

И если бы не путинские добрососедские заебы, то ответ на эти вопросы так бы и не изменился.
Tags: телеги, толик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 345 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →