August 19th, 2017

Приборо

пскт

На Поскоте побывал. Редко, кстати, в этом году выбирался, аж самому удивительно как это так получается.

Собрались, выдвинулись, упоролись. Упоролись до такой степени, что полягалы кто где стоял и грелись на солнце, молча, минут пятнадцать, а то и все полчаса.

И хорошо же так было, что даже смеяться не хотелось. Но хочется-не хочется - это же не те категории, которые должны стоять во главе угла краеугольных камней наших парадигм. Поэтому скосил я глаза на старого, что рубился в паре метров слева от меня, отметил глубину нирваны, и, даже как-то неожиданно для самого себя, сказал:

- Эй! Эй! Ну-ка, старый, сквиртани!

А старый рубится, ему не до того. Хотя и заворочался, забеспокоился. А другой старый, что справа от меня был, тот врубился сразу. Поэтому следующий мой заход, "Ну старый, эй, старый, сквиртани, давай!" сопровождался уже счастливым дыбильным гы-гы-каньем с правого фланга. Остальные старые как рубились молча, так и молча рубиться продолжали. А я же уже остановиться не мог:

- Эй, старый! Ну, старый, ну, сквиртани, давай, сквиртани, а??

И тут старый, изрядно обремененный этой многоуровневой информационной атакой, наконец-то ответил:

- Да сквиртану, сквиртану, погоди немного... Щас соберусь с силами и сквиртану.

Тут уже и время посмеяться настало. Долго смеялись, хорошо. Но, что характерно, немного позже, еще не начали на выход с Поскота собираться, а старый уже забыл все. Мол, какое еще "сквиртану", ничего я не говорил, не помню я, чтобы что-то такое говорил, а чего я не помню - того не было.

На том и разошлись.