October 20th, 2019

Приборо

Илья Сергеевич

Илья Сергеевич подавился обедом и умер.

Так бывает. Был человек да вдруг закончился. И не имеет значения ни то, что был он депутат, ни то, что был он богач, ни то, что был он патриот. Да и вообще ничего уже не важно.

Даже то, что смерть настигла Илью Сергеевича в столовой Государственной Думы, не сделало её менее унизительной. Скорее наоборот. Ещё час назад он принимал законы, решал судьбы России и всего Мiра, а теперь лежал лицом в салате, а под стул медленно стекали выделения из расслабленных сфинктеров.

Столовая, что удивительно для этого времени суток, была пуста, и никто не увидел нелепой и страшной гибели Ильи Сергеевича. Кто знает, может, это и к лучшему.

Коллеги и друзья Ильи Сергеевича, будучи, как и он сам, людьми православными, увидели бы в этом казусе Б-жью кару или, учитывая грядущие тёмные времена, Б-жью милость.

Либералы и безбожники стали бы фотографировать теплый труп Ильи Сергеевича на свои айфоны и выкладывать в сеть Интернет, сопровождая фотокарточки злобными и едкими комментариями, хитро обходя, впрочем, закон об оскорблении Власти, Знатности и Богатства.

Гонзо-журналист Олег Какашин уловил бы в этом печальном происшествии очередной сигнал Кремля: «Кому он предназначается и что означает? Мы можем только гадать…»

Collapse )
Приборо

Люблю повеселиться, особенно пожрать

Хуярю это я десяточку, в голове мыслительные процессы отпущены на самотёк, нейроны гудят как трансформаторы, синапсы хуячат шо я ебу, всё пытаюсь вспомнить куда я заныкал коробок, и ассоциативно всплывает вопрос што бы таково похавать сегодня. Какой кухней и каким изысканным блюдом удивить мне свои утончённые вкусы? Шо нового в кулинарно-ресторанной жизни Киева? И тут ловлю себя на мысли, что кухня – это не только место где можно попиздеть за жисть и забить неебический косяк, но и продукт развития кулинарного искусства, отражение экономического, социального и интеллектуального развития общества, ебать его в сраку. Я где-то слышал, шо первую кулинарную книгу написали в Греции за пару сотен лет до нашей эры. Это жеж люди пробуют, находят и производят новые продукты, осваивают новые технологии обработки этих продуктов, создают охуенную вкуснятину и полезность.

В любой развитой кухне можно найти сотни блюд и рецептов, различной степени сложности, на любой вкус и цвет. В любой, кроме русской.

Начинаю вспоминать – в далёкие довоенные времена, когда я ещё наведывался в Москву и Питер, шож там предлагалось русской кухней? Не помню ничего, что можно чётко аттрибутировать к русской кухне. Глянул на интернете – а там всё значительно печальнее чем я предполагал. Русская кухня за сотни лет своего существования спромоглась родить щи из протухшей капусты, рыбную похлёбку под нзванием уха, кашу перловку, картошку в мундире и квас. Пельмени им подарили китайцы, а монголы им подарили расстегаи.И всё. Остальное привезено голландцами, французами и немцами, ну и спижжено у украинцев.

Примитивное русское общество с недоразвитым населением с ограниченными возможностями и элементарными запросами так и осталось на краю кулинарной, ну а также социальной, научной и экономической цивилизации. Дикари-с, блядь.

Смачного!