January 18th, 2020

Приборо

kremlin RU

"Конституция обязана нас защищать, но никакая Конституция не может защитить людей, если люди не защищают Конституцию." (с)
Когда патологическим преступникам не оказывают сопротивления в малом, у них чешутся руки совершить большее злодеяние. Это смысл их жизни, они не могут остановиться.

Подмена слов позволяет совершать преступления у всех на виду и при этом уходить от ответственности. Например, Кремль у всех на виду проводит конституционный переворот, но называет это "реформой", и все молчат. Неконституционный транзит власти от Кремля к Кремлю называет "усилением роли Госсовета", и все снова молчат.

Следите за новыми идиомами в kremlin RU. Например под "украинский телефонный террорист" скрываются учения ГО и подготовка к большой войне. Под "выходом из состава Украины ряда областей" - новая готовящаяся агрессия. Под "сволочь и антисемитская свинья" - готовность удара по Польше, если она поможет Украине.

Россия уже по всем 11 признакам «The Geneva Declaration on Terrorism» подходит под определение террористического государства. И даже косвенные признаки, когда государственные СМИ способствуют распространению терроризма, подходят один в один. Это не прекратится, пока преступления сходят преступникам с рук.
Приборо

Французская экстремальная кулинария

Бразильские туземцы с самого начала производили на европейцев сильное впечатление. Кто-то ужасался их дикости и кровожадности, а кто-то был в восторге от "благородного дикаря в гармонии с природой". На этом фоне «Путешествие в Бразилию» Жана де Лери (1578) выглядит спокойным и взвешенным. Книга издана через 20 лет после его возвращения во Францию в 1558, а за эти годы священник-гугенот Лери навидался всякого. Посреди религиозных войн не очень получалось возмущаться индейскими зверствами - вокруг своих хватало. Тупинамба у него имеют много достоинств, их примитивный образ жизни Лери не смущал. Каннибализм безоговорочно осуждает, хотя тоже без особых эмоций.

Такой подход обьясняется личностью автора. В Новом Свете ему ко многому пришлось привыкать, в т.ч. по части еды. По дороге в Бразилию это были гнилые морские сухари и вода пополам с червями. На суше почти год питался в основном жидкой кашей из маниоковой муки, а изредка - мясом ящериц. Копченые руки и ноги, лежавшие на грилях-буканах в индейских деревнях, тоже заставляли задуматься о границах сьедобного (особенно, когда радушные хозяева пытались его угостить).

Самой трудной проверкой, однако, стала дорога домой. Из-за плохой погоды и невежества штурмана они шли через Атлантику почти 5 месяцев, провизия и вода кончились, половина команды умерла от голода и его последствий. Для питья собирали дождевую воду в воронку из паруса с ядром в центре. С едой было хуже. Сначала сьели попугаев и обезьян, затем крыс, свечи, кожаные воротники и башмаки.

Французы не были бы французами, если бы не пробовали разные рецепты даже для подметки. Мышей варили в морской воде, крысиные лапки поджаривали на углях. Кожа тоже бывала разная. «Испробовав разные предметы, скажу, что, будь я в осаде и имей кожаные воротники и замшевую одежду, в которых есть сок и влага, я бы никогда не сдался от голода.»

Collapse )