September 23rd, 2021

Приборо

(no subject)

"… Я не могу понять, как так может быть, что в России целые группы людей занимаются манипуляциями, хакерскими атаками, вбросами лживой информации по MH17?
Что это за люди, которые получили приказ покрывать убийство 298 человек? Лавров и Путин, которые, не моргнув глазом, говорят, что не имеют к этому никакого отношения…

Я хотел бы задать Путину вопрос.

Дорогой Владимир, вы помните, как 20 лет тому назад, в 2000 году, когда в Баренцевом море затонула подлодка «Курск», вы после разговора с родственниками согласились принять помощь двух голландских компаний Smit Internationale и Mammoet? Они поднимали «Курск» со дна.

Помните, как 21 октября 2001 голландцы доставили 115 из 118 тел на верфь в Мурманске? Знаете ли вы, что родственники MH17 жаждут правды также, как и российские родственники экипажа «Курска»?

Владимир, вы обязаны помочь и нам, голландцам, родственникам погибших.

Скажите, что не было цели сбивать самолёт с 298 пассажирами, которые направлялись на отдых! Сделайте что-нибудь! Но прекратите это постыдное отрицание, когда доказательств уже выше крыши.

Я обращаюсь к Путину, хотя этот суд конечно же разбирает уголовное дело четверых обвиняемых в убийстве. Однако лично от Путина зависит, узнаем ли мы всю правду.

Я рад, что этот процесс идет и что мы живем в стране, где такой процесс возможно организовать.

Я осознаю и понимаю роль защиты. Их работа – использовать любые действия обвинения для защиты их клиента. Тот факт, что они этим занимаются и то как они это делают, на мой взгляд, способствует международной легитимности будущего приговора суда.

Я благодарю членов вашего суда и прокуратуру за тщательность и основательность судебного процесса.

Я также благодарен правительству и народным представителям, которые способствовали организации судебного разбирательства.

Мы с моей женой до сих пор восхищаемся тем, как наши соотечественники из Голландии восприняли эту трагедию. Как они сопровождали процессию из аэропорта Эйндховена, это было действительно впечатляюще!

Я 9 раз встречал самолёты с телами в Эйндховене. Каждый раз я смотрел в катафалк на каждый гроб. Может здесь лежит наша Лике? А может здесь? Я проверял каждую машину.

В Эйндховене приземлились 9 самолётов. 243 катафалка везли 243 гроба. Церемония встречи погибших проходила с большим уважением к погибшим.

Надеюсь, что мне больше никогда не придется сталкиваться с подобным в нашей стране.

Спасибо, что выслушали меня."
Приборо

Ряба

Жил себе дед да баба, у них была курочка Ряба; снесла под полом яичко — пестро, востро, костяно, мудрено! Дед бил — не разбил, баба била — не разбила, а мышка прибежала да хвостиком раздавила. Дед плачет, баба плачет, курочка кудкудачет, ворота скрипят, со двора щепки летят, на избе верх шатается!

Шли за водою поповы дочери, спрашивают деда, спрашивают бабу:

— О чем вы плачете?

— Как нам не плакать! — отвечают дед да баба. — Есть у нас курочка Ряба; снесла под полом яичко — пестро, востро, костяно, мудрено! Дед бил — не разбил, баба била — не разбила, а мышка прибежала да хвостиком раздавила.

Как услышали это поповы дочери, со великого горя бросили ведра наземь, поломали коромысла и воротились домой с пустыми руками.

— Ах, матушка! — говорят они попадье. — Ничего ты не знаешь, ничего не ведаешь, а на свете много деется: живут себе дед да баба, у них курочка Ряба; снесла под полом яичко — пестро, востро, костяно, мудрено! Дед бил — не разбил, баба била — не разбила, а мышка прибежала да хвостиком раздавила. Оттого дед плачет, баба плачет, курочка кудкудачет, ворота скрипят, со двора щепки летят, на избе верх шатается. А мы, идучи за водою, ведра побросали, коромысла поломали!

На ту пору попадья плачет, и курочка кудкудачет, тотчас с великого горя опрокинула квашню и все тесто разметала по полу.

Пришел поп с книгою.

— Ах, батюшка! — сказывает ему попадья. — Ничего ты не знаешь, ничего не ведаешь, а на свете много деется: живут себе дед да баба, у них курочка Ряба; снесла под полом яичко — пестро, востро, костяно, мудрено! Дед бил — не разбил, баба била — не разбила, а мышка прибежала да хвостиком раздавила. Оттого дед плачет, баба плачет, курочка кудкудачет, ворота скрипят, со двора щепки летят, на избе верх шатается! Наши дочки, идучи за водою, ведра побросали, коромысла поломали, а я тесто месила да со великого горя все по полу разметала!

Поп затужил-загоревал, свою книгу в клочья изорвал.