толик с прибором (npubop) wrote,
толик с прибором
npubop

Categories:

"Я не видел толпы страшней, чем толпа цвета хаки"

Да, друзья, вот я услышал БГ, как он спел песню Вити Цоя, 25 июля, в Красном Текстильщике, "Я объявляю свой дом.." И вот, можно уже сказать печальную фразу: ..как человек того, моего поколения...

Как человек того поколения я вспомнил все. В 1986 году, весной, я вернулся из армии, и знаете.. это было еще не перестройкой..но вот что вдруг увидел я. Это наступило невероятно пацифисткое время.

Я пришел в панаме, в полевой форме, не в парадке, это был такой понт, я шел по главной улице, по аллее своего города.. Я никого не предупредил, вообще никого, что возвращаюсь в этот день, и вот я представлял, что зайду к деду, скажу, привет дед, надевай пиджак с медалями, и мы пойдем в парк, и там сфотографируемся. Ну вот такие они сентиментальные, двадцатилетние дембеля.

Там где я служил, в Нахичеване, уже начиналась война, уже шел распад империи. Я уходил последним в части, из своего призыва, но все равно не успел попасть под настоящий замес. Хотя пару раз уже стирал испачканные кровью караульные плащи из брезентухи, я был комендантом караулки под дембель, а караульных уже обстреливали понемногу. Мы не особенно разбирались, кто и почему, вообще было не до того, ведь скоро домой. Ну стреляют и стреляют, все равно ведь не уберечься, так нечего и думать.

А в моем городе наступило пацифисткое время, парочки на газонах, скейтборды, мои неслужившие ровесники стали совсем как дети, а два года до того мы были одинаковые ведь. Все изменилось, эти прически ньювей, огромные пластиковые сережки у девушек, огромные плечи, яркие обручи на голове.

Все слушали первого Цоя, еще совсем крутого, потом ударил НАУ. "Разлука".

Я с изумлением смотрел на все это, я-то знал, что война наступает. Но БОЛЬШАЯ ВОЙНА - отступила, именно в этот год стало ясно почему-то, что никогда уже не будет большой войны, с Америкой, с миром.

А я в армии заканчивал учебку химической и радиационной защиты, и вот мы бегали в чертовых ОЗК (общевойсковой защитный костюм), в сорокаградусную жару, потом терли АРСовскими щетками "зараженную" технику, выстреливали из БРДМа специальные стрелочки с флажками, огораживая "радиоактивную" территорию. Потом в в классах на тактических занятиях рисовали, рисовали эти грибы, эти радиусы поражения. Команда: Газы! Вспышка слева! Вспышка справа! Зарин! Зоман! Хлорпикрин! Учебка была тяжелейшая.

А в мае 86 меня не забрали в Чернобыль, по профилю, потому что дембель, наверное. Была весенняя жара, я полировал пряжку и ногти, валяясь на крыше казармы. А матери написали, что забирают, тогда еще не прятали солдат, живых и мертвых, от матерей. Я узнал про это, когда пришел. А двоих моих однолеток забрали. Их давно нет, конечно. Еще с прошлого века нет.
И вот, короче, я пришел, и стал пить Фетяску на газоне, и слушать "Это не любовь" Кино, и "Выход", ".. радиоактивный дождь идет который день..", лучший панк всех времен, и глупую песню "Шар цвета хаки" НАУ,.. глупую, запоздалую, вдруг неактуальную.. и глупую антивоенную песню Мамонова "Те, кто послушал маму, роют себе канаву".

И трек "Я объявляю свой дом безъядерной зоной" казался мне странным, приклеенным Цоем к гениальному своему концерту. Словно он написал его в 75-м, ребенком, а потом разыскал и решил добить альбом материалом, ну, так делают музыканты. А написал он песню в 84-м, весной, но я ее не успел услышать тогда, ушел в армию. Вот и стал слушать после, и улыбаться.
Мы поставили огромные колонки на плоской крыше девятиэтажки и делали там свои первые рейвы. А все плоскости на крыше были покрыты граффити.

Мы покончили с войной. Навсегда. И это была победа.

Что тогда произошло? Мы вдруг просто получили возможность совсем другой жизни. Из параллельной реальности, наверное, смещение, мерцание, точка бифуркации, и все такое, все эти темпоральные странности. И мы ее стали жить. Не спрашивая, как так получилось, что наше поколение не должно умереть, как предполагалось, безусловно.

И вот эта жизнь прошла. Несколько жизней, вообще-то, то, что я сейчас рассказываю, кажется кадрами из далекого перестроечного фильма. И вернулась та, в ОЗК, блять, в капюшоне, чтобы блять забрать нас. Та жизнь, которая смерть. Должок. Нам уже по пятьдесят, и значит забирать она будет других, в первую очередь, нам тогда было 20, значит двадцатилетних, ведь по законам темпоральной фантастики размен должен быть симметричным, если время возвращается.
Сегодня мы на пороге большой войны. Странно. Словно бы закончился сон. Это было как сон. Вся эта наша живая жизнь.

И борьба с трендом большой войны вдруг становится важнейшим делом. Я никого не пугаю. Все и так все понимают. А Витя, этот странный парень, он эту песенку взял не из прошлого,а из будущего, он ведь был из будущего.

Это все очень странно, конечно.



Tags: музычка
Subscribe

  • Мударо

    И все-таки интересно, сколько протянет Мадуро? Сможет ли страна, захваченная наркомафией, в ближайшее время заебенить этих уебанов. Я думал что до 10…

  • Прям рейв

    Ничосе химики жгут

  • Про Орду

    "Люди длинной воли" у монголов принадлежали к особой социальной категории, которая, с одной стороны, совершенно отлична от консервативно родовой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Мударо

    И все-таки интересно, сколько протянет Мадуро? Сможет ли страна, захваченная наркомафией, в ближайшее время заебенить этих уебанов. Я думал что до 10…

  • Прям рейв

    Ничосе химики жгут

  • Про Орду

    "Люди длинной воли" у монголов принадлежали к особой социальной категории, которая, с одной стороны, совершенно отлична от консервативно родовой…